О перекручивании фактов по методу Борейко-Бриниха

Уважаемые коллеги!
Ниже мы приводим ответ директора Дунайского биосферного заповедника А. Волошкевича на очередные надуманные обвинения – теперь со стороны Бриниха.
Напомним: 17 ноября мы опубликовали его опровержение обвинений со стороны Борейко, тот на него по сути ничего не ответил, лишь заявил, что А. Волошкевичу «нужно соблюдать Закон». Уже 22 ноября Бриних развил этот тезис, описав, как ему чудится, как А. Волошкевич не соблюдает законодательство.
В ответе Бриниху А. Волошкевич детально разбирает кухню перекручивания фактов «по методу Борейко-Бриниха». Нам кажется, что ее детали должны быть интересны природоохранной аудитории – чтобы понять, на чем строятся нынешние кампании Борейко и Ко. Для этого, поскольку А. Волошкевич местами разбирает письмо Бриниха детально, тезисы А. Волошкевича и соответствующие им места в письме Бриниха мы пометили одинаковыми цифрами в квадратных скобках (а относящиеся к анализу фразы из письма Бриниха еще и выделили жирной заливкой).
Надеемся, что это сообщение станет поучительным для всех нас.
С. Шапаренко, ЭкГ «Печенеги».
*

Вернулся из командировки и только сейчас смог немного просмотреть рассылку. Согласен с В. Борейко, что этот спор в рассылках бесполезен, и отвечать на эти новые потоки лжи, обвинений и провоцирования и опускаться до его сленга не стоит.
Очень благодарен всем за ответы на вопрос моего письма, что в целом делать с подобными рассылками и публикациями. Интересно, что практически все писали и звонили, что отвечать в таких случаях и таким людям не надо - приводя самые разные аргументы.
Указывалось, что если давать в подобные руки реальные цифры, ссылки и документы, то тем самым готовишь новые потоки грязи - ведь лучшие сорта лжи готовятся из полуправды. Приводились различные пословицы, реальные истории, буддистские и христианские притчи. Сторонники христианской традиции как раз писали, что корни всего этого зла происходят из непомерной гордыни Борейко. Объясняли, почему церковь считает гордость самым опасным, самым страшным, самым незаметным и трудно искореняемым грехом.
Мы ждали и получили письма от близких нам людей, мнения которых для нас значимы. Однако совершенно неожиданными были письма от множества незнакомых лиц, иногда - письмо с одной строчкой тёплых слов поддержки. Я никогда не думал, что в рассылке С. Шапаренко есть такое количество неравнодушных замечательных людей, и ещё раз всех благодарю.
Некоторые авторы прямо просили не давать их письма в рассылку, чтобы не рождались новые конфликтные ситуации. Я с ними полностью согласен, что усугублять эту ситуацию не надо, когда существует такое множество реальных значимых проблем, да ещё в стране, в которой идёт война.
После этих писем и звонков исчезли последние колебания, и я понял, что отвечать Борейко не надо, как и получать его рассылку, что и советую другим колеблющимся.

Валерию Бриниху всё же решил ответить - как бывшему коллеге, а также после телефонного разговора с Шапаренко. На ряд вопросов Сергей уже отвечал, и я повторяться не буду.
1. Не понимаю, откуда взялось ещё и утверждение, что мы в заповедной зоне косим тростник - о чём пишет В. Бриних [1,2]. Борейко же в официальном запросе спрашивает нас, по какой цене мы реализовываем тростник.
В приложении - копии запроса, лимита и нашего ответа на запрос, - из двух последних документов видно, что мы не делаем ни одно, ни второе.

2. В этом же сообщении В. Бриних пишет, что дельта Волги аналогична дунайской, тоже формировалась сотни лет под влиянием антропогенного фактора, и спрашивает, в чём же уникальность системы ДБЗ? [3]
Самая характерная черта Каспийского моря — периодические резкие подъёмы и падения уровня на несколько метров и, соответственно, затопление или осушение дельты. Дунай же, как самая мутная река Европы, сформировал дельту Килийского гирла, в которой находится ДБЗ, стремительно (в течение около 250 лет) нарастая в мелководный участок моря. Даже сейчас, когда её площадь уже составляет около 29,7 тыс. га, она меньше дельты Волги примерно в 60 раз.
Когда же она начинала формироваться (вместе с основанием г. Вилково) старообрядцы сразу же селились на пригодных островах, где была целая инфраструктура в посёлках (на балансе ДБЗ находится даже бывшая школа), и степень влияния антропогенного фактора на формирование дельты здесь, безусловно, выше.
3. Бриних пишет: «Так, в одной из публикаций своей газеты (февраль 2003 г.) Волошкевич и его зам по охране пишут:

«Чрезмерная промысловая нагрузка на водоемы привела к перелову родительских стад ценных видов рыб. Для проходного вида - дунайской сельди такой острой проблемы пока еще не существует. Однако большое количество рыбаков на сельдевых тонях, ждущих своей очереди, чтобы бросить сети, привело к тому, что в некоторых местах рыбаки могли это делать только раз в сутки. Не секрет, что большинство рыбаков использует гораздо большее количество орудий лова, чем официально это записано в их рыболовецких документах. По результатам проверок, проведенных службой охраны заповедника в 2001 году, реальное количество таких орудий лова минимум в 2,5 – 3 раза больше от официально установленного. В январе 2002 года научно-технический совет заповедника, опираясь на действующее законодательство, принял решение о недопустимости увеличения количества рыбаков в заповедной зоне ДБЗ, начиная с сезона 2002 года. За 1999-2001 годы количество работающих в заповедной зоне рыбаков в среднем составило 305 человек. Эта цифра была взята за основу при определении максимального количества рыбаков. Исследования и расчёты показали, что вообще оптимальное количество рыбаков в сельдевую путину составляет около 180 человек. Однако цифра в 305 человек должна остаться с учётом существующей социальной ситуации и безработицы» [4].
Судя по открытым на «чрезмерной» и закрытым на слове «безработицы» кавычкам данный блок текста следует воспринимать якобы как цитату.
Эта публикация размещена в номере 2-3 нашей газеты «Дельта и человек», но за январь 2003 года. Это я для желающих более детально понять, о чем идет речь, и как действует Бриних. Он в предыдущим абзаце своего письма ругает В. Борейко за ляпы, за то, что он крайне неаккуратен с фактическим материалом [5], но сам поступает ещё хуже.
Желающие могут убедиться, что после третьего предложения он выбросил наши четвертое и пятое предложения, и наше шестое начал не с абзаца, как в газете, а в строчку (со слов «не секрет»). В пропущенных предложениях мы говорили, что не надо добавлять сельдевые лодки, соответственно, увеличивая количество людей.
Новый же наш абзац относится к орудиям лова частиковых видов - в первую очередь серебряного карася и леща, которые являются ставными, т.е. стоят неподвижно. Сельдь же ловят движущимися плавными сетями, сплывая по течению и увеличить количество сетей в 3 раза просто невозможно.

Вот как выглядит этот текст в действительности (выброшенные Бринихом предложения выделены жирной заливкой):
«Чрезмерная промысловая нагрузка на водоемы привела к перелову родительских стад ценных видов рыб. Для проходного вида - дунайской сельди такой острой проблемы пока еще не существует. Однако большое количество рыбаков на сельдевых тонях, ждущих своей очереди, чтобы бросить сети, привело к тому, что в некоторых местах рыбаки могли это делать только раз в сутки. Добавлять к таким очередям все новые и новые лодки не имеет смысла. Поэтому со всей остротой встает вопрос о расчистке новых тонь за пределами заповедной зоны, что должно стать предметом общих усилий и заботы рыбодобывающих организаций.
Не секрет, что большинство рыбаков использует гораздо большее количество орудий лова, чем официально это записано в их рыболовецких документах. По результатам проверок, проведенных службой охраны заповедника в 2001 году, реальное количество таких орудий лова минимум в 2,5 – 3 раза больше от официально установленного.
В январе 2002 года научно-технический совет заповедника, опираясь на действующее законодательство, принял решение о недопустимости увеличения количества рыбаков в заповедной зоне ДБЗ, начиная с сезона 2002 года. За 1999-2001 годы количество работающих в заповедной зоне рыбаков в среднем составило 305 человек. Эта цифра была взята за основу при определении максимального количества рыбаков.
Исследования и расчёты показали, что вообще оптимальное количество рыбаков в сельдевую путину составляет около 180 человек. Однако цифра в 305 человек должна остаться с учётом существующей социальной ситуации и безработицы».
После выброса двух предложений, что полностью исказило смысл, В. Бриних делает лживый вывод, что дунайской селёдки ловят в 5-6 раз больше от предусмотренной лимитами. Может ли такой человек обвинять С. Шапаренко в шулерстве, а меня в наглой лжи, и надо ли ещё что-то комментировать?
Дальше В. Бриних пишет о моей статье (опять не называя номер) «Будут ли наши рыбаки ловить сельдь». Предлагаю всем желающим ознакомиться с аргументами в этой нашей статье в газете «Дельта и человек» №1-2 за 2004 год.
Суть изложенного в том, что при среднемноголетнем улове сельди в 400 т был получен лимит на 100,6 т, быстро перевыполнен и всех рыбаков выгнали на берег. В этой статье мы пишем, что уловы сельди резко варьируют, а данными по её запасу в Чёрном море мы не обладали и в лучшие советские времена, когда были деньги для исследований. Для пропуска производителей сельди на нерест мы предлагали лимитировать высоту сетей. В предыдущей же цитируемой нашей статье мы объясняли, почему надо лимитировать количество рыбаков.

4. Бриних пишет: «Неправду говорит Волошкевич, утверждая, что согласно Указу Президента Украины 1998 г. «О создании ДБЗ», акватория Черного моря передавалась заповеднику с сохранением традиционного промысла рыбы. Во-первых, там такого я не нашел (см. Указ Президента Украины на официальном сайте ДБЗ)» [6].
На официальном сайте ДБЗ в разделе «Нормативные акты» в Указе Президента Украины «О создании Дунайского биосферного заповедника», в приложении №2 «Перечень землепользователей....» в последней строчке написано: «Акваторія Чорного моря (із збереженням традиційного промислу риби) — 6686,2 га».
5. Бриних пишет: «Но даже если бы и была такая приписка, то при чем здесь акватория реки Дунай, где проводится, согласно лимитам, рыболовство в границах ДБЗ? Ведь лимиты на лов рыбы в акватории Черного моря в границах ДБЗ не выдаются, насколько я понимаю?» [7].

Сток самой большой реки Чёрного моря — Дуная распространяется в море на много километров, и при определённом направлении ветра пресноводные организмы встречаются возле острова Змеиный за 34 км от берега. Пресноводные же виды рыб активно нагуливаются в море, в предустьевом пространстве Дуная. Они заходят в море за 2-км полосу ДБЗ, и это расстояние зависит от направления ветра. Поэтому ежегодно в режимах рыболовства в бассейне Чёрного моря специально указывается, что нормы для реки Дунай распространяются и на 5 км вглубь моря, от крайнего южного рукава Мусура до северного Белгородского (см. Режим рыболовства за 2014 год).

В условиях нашей чрезвычайной занятости в последнюю неделю (суды, рейды, годовые отчёты по научным темам, два тендера, поиск топлива для офиса, потекла его крыша и т. д.) пришлось потратить определённое время для этого ответа. И опять в его конце, как и прошлый раз, возник вопрос - надо ли было этим заниматься? Но для меня это уже не вопрос — больше я этим заниматься не буду, а рассылки, где доминируют борейки и бринихи, пусть распространяют среди себе подобных.
С уважением, А. Волошкевич
*
____________________

КОНТАКТ:
Александр Волошкевич, Дунайский биосферный заповедник: reserve@it.odessa.ua

Подготовлено ЭкГ «Печенеги».
При использовании материалов бюллетеня просьба ссылаться на источник.

v:6666

Теги

Вход в систему

__________track masteringtrack mastering

_______Яндекс.Метрика