Заповедное притяжение

__01_07.jpg

Текст Светлана Рябова, фото Сергей Полунин | Январь 2007, (№116)

Село Коропов Хутор стало самым популярным местом Харьковской области довольно неожиданно: в промышленном регионе в 2004 году был создан первый национальный парк, и жители расположенного в окружении лугов и рощи Коропова Хутора стали привыкать засыпать под шум машин и грохот музыки. Приезжие придумали селу название попроще — “Коробки”, а созданный парк четко обозначил черты села, за пределами которого запрещалось строительство. Но, как удалось узнать “ВД”, строительство в национальном парке “Гомольшанские леса” таки ведется, причем — на острове. Объяснить по телефону, что за строительство и кто застройщик, не смогли ни первый заместитель начальника Харьковского областного управления лесного хозяйства Александр Попов, ни разработчик проекта Национального парка Александр Климов — по их словам, островов на Северском Донце в районе села Коропов Хутор вообще нет. Потому репортерская группа “ВД” сама решила отправиться на поиски пропавшего острова и выяснить ситуацию со строительством на нем.

Затерянный остров
Островок размером около 5 га был виден даже сквозь густой утренний туман при въезде в Коропов Хутор, как и железный каркас трехэтажной новостройки на нем. Мост, ведущий на остров, перегораживает вывеска: “Стройплощадка. Вход воспрещен”. На территории острова ноги по щиколотку увязают в завезенном песке, на котором видны свежие следы от колес грузовых машин.
Рабочие со стройки общаться с журналистами не пожелали, рассказать о будущем стройки решился молодой человек, представившийся Всеволодом Дунаевым, заместителем директора предприятия-застройщика — ЧП “Авинир”.
“Землеотвод нам выдан на весь остров, здесь будет экологический центр под названием “Пароход”, в три этажа, площадью 15 на 30 м. Правда, уже пару дней как мы стройку приостановили в связи с предписанием экологической службы. У нас есть корректировки в проекте, назначены повторные экспертизы. И до тех пор, пока мы их не согласуем, — строительство продолжать не будем”, — разъясняет он, поглядывая на еще не застывший цемент и брошенные рабочими инструменты.
Защитная прибрежная полоса для Северского Донца составляет 100 м, но уже понятно, что объект будет не далее 20 м от воды. По Водному кодексу Украины, в границах прибрежных защитных полос запрещается строить все, кроме гидрологических и гидрометрических сооружений, а значит, строительство экологического центра — не нарушение. Но на данной территории, имеющей статус зоны стационарной рекреации, можно строить только деревянные “времянки” без фундамента, а торчащие из земли железные сваи свидетельствуют об ином характере строительства и о долгосрочных планах застройщика.
Глава Змиевской РГА Анатолий Гацько подтвердил репортерской группе “ВД”, что строительство ведется на законных основаниях.
“Все законные документы у застройщика есть, их оформлением занимались мои предшественники, и я эти документы лично видел”, — говорит Анатолий Гацько, давая понять, что аудиенция для “ВД” на этом закончена. Начальник юридического отдела аппарата Змиевской РГА Виталий Котыхин и вовсе отказался от комментариев, ссылаясь на то, что это может навредить репутации застройщика.
Зато экологи и местные жители оказались куда более словоохотливы, выразив скепсис по поводу появления экологического центра на острове. “Это похоже не на экологический центр, а, скорее, на развлекательный комплекс”, — говорит архитектор Юрий Рынтовт, житель Коропова Хутора.
“Экологический центр — это просто прикрытие! — считает Сергей Шапаренко, председатель экологической группы “Печенеги”. — В реку будут попадать канализационные стоки. Дабы не допустить этого, нужно создавать на острове автономную чистку стоков. Но я консультировался со специалистами, и они говорят, что в Украине использовать эту методику пока не могут”.

Синдром феникса
У ЧП “Авинир” это уже вторая попытка застроить остров. Официально история появления этого предприятия в Короповом Хуторе началась с распоряжения № 535 от 29 октября 2003 г. предыдущего главы Змиевской РГА Владимира Калашникова, по которому ЧП “Авинир” получило землю в аренду на пять лет.
“Это был проект под названием “Пароход”, его целью было строительство экологического центра по изучению флоры и фауны реки Северский Донец и проведению гидрометрических исследований, — рассказывает Борис Заболотный, заместитель начальника Государственного управления охраны окружающей природной среды в Харьковской области. — Там должны быть залы демонстрационных материалов по флоре и фауне, вспомогательные помещения для подготовки экспонатов к хранению, лаборатории, и ни о чем другом речь не шла”. Предоставить документы, подтверждающие его слова, Борис Заболотный отказался, сославшись на их секретность.
Годом позднее Указом Президента №1047/2004 от 6 сентября 2004 г. “Гомольшанские леса” получили статус национального природного парка, но 10 днями ранее ЧП “Авинир” успело заключить договор аренды на данный участок, а через четыре месяца полностью построило объект.
“Это строительство было скандальным, — вспоминает Владимир Демченко, начальник отдела межрайонного экологического контроля восточного региона Харьковской области. — Этим делом даже занималась межрайонная природоохранная прокуратура, ведь сначала там был построен спортивно-оздоровительный лагерь. И вдруг за три дня до открытия деревянное здание сгорело дотла”.
Спустя год ЧП “Авинир” решило построить здание заново. Но вместе с новым зданием возникли и новые проблемы. “Мы обследовали объект, который сейчас строится, и осенью этого года он получил позитивные выводы всех экологических, строительных и земельных экспертиз, — рассказывает Владимир Демченко. — Но потом застройщик вместо деревянных начал ставить железобетонные конструкции, и я запросил от ЧП “Авинир” проектную документацию и согласование по изменению конструкций, а также перечень оборудования, которое будет там устанавливаться”.
“Мы действительно строим экологический центр, — говорит Анатолий Перадзе, учредитель ЧП “Авинир”. — С одной стороны, мы хотим внести свою лепту в экологию, с другой — зарабатывать на этом деньги. У нас предварительно подготовлены договоры с научными институтами на проведение различных исследований с учебными заведениями”. Анатолий Перадзе рассказал “ВД”, что в планах ЧП “Авинир” — развитие экологического туризма и проведение исследований водной среды, что также способно приносить доход.
“Там есть несколько видов очень интересных водяных лилий, которые больше нигде не растут, и, просто разводя эти цветы и продавая их, можно зарабатывать очень приличные деньги, — делится планами на будущее Анатолий Перадзе. — Мы прошли абсолютно все необходимые экспертизы, были получены все разрешения, проработаны договоры с Национальным природным парком “Гомольшанские леса”.
Правда, руководство парка ни о каких договорах с ЧП “Авинир” не знает. “Мы не против сотрудничества, но нам нужны гарантии, что это будет на самом деле экоцентр, — рассказывает Сергей Влащенко, заместитель директора по научной деятельности Национального парка “Гомольшанские леса”. — А, судя по развитию событий, такой гарантии нет. Об экоцентре мы можем только мечтать, тем паче что сами по уставу должны иметь лаборатории и музей. И потому для нас непонятно: почему о строительстве мы узнаем в последнюю очередь?” По словам Сергея Влащенко, представители ЧП “Авинир” обращались к ним лишь однажды: просили составить список оборудования для экоцентра — тот самый, который от ЧП “Авинир” потребовало Государственное управление охраны окружающей природной среды в Харьковской области.

Безупречная двойственность
Руководство Национального природного парка располагает проектным планом строительства, которое оно получило от “Авинира” в начале декабря прошлого года. В документации расписаны все лаборатории, музей, помещения для проведения наблюдений за флорой и фауной — план строительства подтверждает намерения застройщика построить именно экологический центр. И понять, почему к объекту привлекается столько внимания, застройщики не могут.
Но, разыскивая пропавший остров, корреспонденты “ВД” натолкнулись и на другой план строительства, название которого совпадало с рабочим названием экологического центра — “Пароход”, но имело несколько иную формулировку: “Экоцентр по изучению флоры и фауны реки Северский Донец, с рестораном на 100 мест и гостиницей на 20 мест”. В самом же проекте не указано ни одной лаборатории, музея или других помещений, подтверждающих, что постройку можно будет использовать по задекларированному назначению. Зато там есть раздаточная комната, бар, обеденный зал, кладовые для продуктов и ликеро-водочных напитков.
По словам вице-губернатора Харьковской области Виктора Зверева, сегодня экологическая прокуратура ведет проверку законности выдачи в аренду земельного участка, на строительство наложен временный запрет, а в ближайшем будущем, по его предположению, прокуратура отменит законность выдачи землеотвода. Но Анатолий Перадзе уверен, что проблем с властями и экологами нет: “Нам не запретили проводить строительные работы. А попросили приостановить, пока проведут экспертизу, и мы любезно согласились приостановить стройку на несколько дней”. Строительство здания планируется завершить к концу следующего года, и, по словам застройщика, там будут комнаты для приема гостей, прибывающих в “Гомольшанские леса” на научные конференции.
Почему у одного объекта оказалось два плана строительства, и какого из них будут придерживаться застройщики — остается загадкой. Но целесообразность приема гостей на территории национального парка вызывает сомнения, ведь в Короповом Хуторе достаточно баз отдыха и ресторанов, да и статус национального парка накладывает ограничения на посещение охраняемой территории. Областные власти готовы предложить застройщику участок под строительство в другом месте, но Виктор Зверев сомневается, что диалог с инвестором будет успешным — красота этих мест и количество вложенных денег в строительство заставят застройщиков бороться за каждый метр земли.
Когда вечером репортерская группа “ВД” покидала Коропов Хутор, на острове опять закипела работа. Деревья уже вырублены (в Гослесхозе об этом не знают, так как утверждают, что данного острова вообще не существует), рабочие спешат закончить строительство. Ирония заключается в том, что столь малые острова, возникающие в руслах больших рек, состоят полностью из речного песка и существуют за счет того, что их берега укреплены растительностью. Так что Северский Донец способен самостоятельно решить вопрос со строительством на острове, в прямом смысле слова спустив “Пароход” на воду.

http://www.vd.net.ua/journals/articles-1680

v:2865

Теги

Вход в систему

__________track masteringtrack mastering

_______Яндекс.Метрика