ГОРЯТ ПЛАВНИ

\\|// БАЙБАК \\|// Экологическая группа "Печенеги" (# 554 от 03.10.10)

Репортаж с места событий

Каждый раз из года в год с прежним постоянством повторяется одна и та же картина: в пойме реки Мжа горят камыши и луга. "Камышами" у нас называют заросли всех водно-болотных растений: тростника (украинское название - "очерет"), рогоза, манника, аира и, собственно, камыша озерного. Каждый год выгорают огромные площади зеленой поймы реки, на глазах превращаясь в выжженную пустыню. Вместе с травянистыми растениями погибают пышные кусты верболоза, прекрасные деревья семейства ивовых, ольха, тополя, произрастающие здесь повсеместно. Деревья-санитары, украшающие плавни, превращаются в мертвые засушенные скелеты.

Чья же злая рука направляет эту безжалостную стихию? Кто является вдохновителем всех этих печальных событий? С уверенностью можно сказать: этим занимаются люди, а не природные факторы! Иногда пожары возникают случайно, но, опять же, по недосмотру и разгильдяйству местных жителей. Какие-нибудь две дуры-кумушки зажгут ботву от убранного картофеля и сразу же уйдут домой, а неконтролируемый огонь моментально перебросится на близлежащие массивы лугов и плавней, как было совсем недавно, в 20-х числах августа, на Заборянке (пригород Мерефы). Но чаще все же кто-то умышленно поджигает луговые и пойменные растения. Не раз и не два приходилось нам тушить злополучные пожары, свидетельства нелюбви некоторых наших земляков к родной природе, земле, на которой они выросли, а, значит, к своей родине.

Только вот беда - все больше становится пожаров в плавнях на Мже, а, значит, все большим становится число бездушных и безнравственных людей, а лучше сказать - просто мерзавцев и негодяев. Приходилось нам заставать на месте преступления и поджигателей. Хочу вас огорчить: это были не дети, наоборот, детишки помогали нам тушить такие пожары, и в их искренних глазах светилась радость неиспорченной души от сознания добросовестно выполненного благородного дела.

Нередко поджигателями оказывались заборянские и оболонские пастухи. Порой этим занимались огородники. Одна такая восьмидесятилетняя женщина, которую мы застали на месте поджога со спичками в руках, еще долго обижалась на то, что мой друг прочитал ей нравоучительную лекцию о любви к природе и нелюбви к своей родине, пока я тушил тот злодейский пожар. Хотя она должна была бы еще и поблагодарить нас за то, что мы не обратились в экологическую инспекцию и правоохранительные органы, ведь тогда бы ее ждал немалый штраф и гражданский позор за нарушение закона. В царской России этот вид преступления был самым презираемым, поджигателя считали падким на наиболее позорный порок. В современном же обществе акценты поменялись, и на это уже никто не обращает внимания. Выходит, что поджигателями становятся переродившиеся обыватели, преследующие только одну цель: благополучие своего узкого мирка любой ценой.

Привожу отрывки из своего дневника:

26 августа 2010 года. 18.45. Заборянка, окраина Мерефы. Снова пожар в плавнях, на этот раз - огромной силы. Горит участок поймы реки вдоль железной дороги Мерефа-Змиев. Как всегда, в плавнях верховой пожар. Столб огня высотой до шести метров. В непроглядном дыму участок метров 100-120 вдоль насыпи железной дороги. Перед самым пожаром успела проехать электричка Харьков-Змиев. Мы прошли выявить границы горящего участка - чуть не задохнулись в дыму. Дальше дышать тоже тяжело. Горят тростники, массивы рогоза, высокие деревья, большие кусты верболоза.

20.30. Огонь начал было спадать, но порывы ветра делают направление распространения пожара непредсказуемым.

20.45. Приехала пожарная машина, но тушить очаги огня из-за отсутствия подъездных дорог было почти невозможно.

21.30. Огонь погас сам по себе, успев "съесть" с полгектара "зеленой фабрики" кислорода и очистки воздуха. Все пепелище в дыму. Дышится с трудом. Ветер утих, но есть опасность возобновления пожара из-за повсеместно тлеющих углей в слое торфа и дерна на земле.

27 августа 2010 года. 01.30. Разбуженные заревом нового огня, заранее одетые, мы выбежали на улицу. Огромной силы пожар, но уже в другом месте. Даже малый огонь по краям своими силами тушить невозможно - сгоришь! Мы с женой и соседом Юрием Фурсовым готовы заливать водой очаги малого огня.

Какая-то тягостная тишина в воздухе, как перед трагедией. Но вот уже трещат обгорелые очерета (тростники), черные остюки их метелок выстреливают в ночное небо прощальными хлопками. Высокие красивые деревья встречают огонь молча, и я как будто чувствую их гибель, их прощание с жизнью. Охваченные столбом огня, они в самый последний момент трагическим "голосом" издают свое последнее ву-у-ву-у! Одно дерево, другое, третье... Горько слышать эти предсмертные стоны всегда молчаливых деревьев. Ласточки и варакушки одна за другой вылетают из зарева огня, суматошно покидая свои ночные убежища, и, не видя ничего перед собой, бьются в первый ближний куст. Но огонь наступает и сюда. Вот одна из птичек устала бороться: взмыла в воздух, обгорела, и падает замертво в горящие камыши, где ее мгновенно съедает зловещий огонь. Страшно смотреть на все это, ведь ничем не можешь помочь.

01.45. Слышу на другой стороне приглушенный разговор двух взрослых мужчин. Голоса вкрадчивые, о чем-то советуются. Как только услышали нашу перекличку - тут же замолчали. Я понимаю: это поджигатели. Два подонка что-то обсуждают, выполнив свое черное каинское дело. Подойти к ним у нас нет возможности - пожар разделяет нас, мы по разные стороны "баррикад". Пусть эти "люди", если прочитают эти строки, знают, что они - подонки. По-другому я их назвать не могу!

02.30. Огонь спадает, возможно, перед новым наступлением. Мы тушим локальные участки пожара. Моя жена без конца набирает воду и, падая от усталости, ведрами подносит нам. Мы с Юрием разбрызгиваем эту воду из лейки по горящим кустам. Если не хватает воды, забиваем пламя длинными палками. Огонь ослабевает и уступает нам. Но и мы теряем силы. Надышавшись дымом, чувствую, как болят легкие, кружится и ломит голова, во рту неприятный привкус сажи. Огонь отступает, пока он побежден.

03.00. Приезжает пожарная машина. Огонь утих, но из-за сплошного слоя дыма, расстилающегося по земле, плохо различимы силуэты пожарных. Трое энергичных ребят протягивают длинный рукав-шланг и вскоре тушат раскаленные угли на пепелище. Пожарные работают больше часа. И только в 04.30 работа была закончена. Огнеборцы покидают место пожарища - место нашего общего побоища со стихией, с людской черствостью, бездушием и дикостью.

Утром все ушли на работу, и даже те, кто тушил пожар и не спал всю ночь. Мне пришлось остаться, потому что я по опыту знаю, что ночное безветрие сменяется дневными порывами сильного ветра. Значит, ветер может раздуть тлеющие угли по краям фронтального наступления пожара, могут возникнуть новые очаги всепоглощающего огня. Так и вышло. С самого утра около десяти тлеющих площадок на пепелище начали все больше и больше дымить, а потом и гореть. Я залил пламя водой, и нового пожара не приключилось.

Плавни - это как лес или роща: огромное поле, а правильнее - густая чаща всевозможных водно-болотных растений, высокой травы и деревьев, произрастающих в пойме родной реки Мжи. Это великолепие растительного мира, мира живой природы, который дан нам в наследство бесплатно, не за авансы и вакансии, а просто так, в вечное пользование, пока мы живем на земле. Только нужно беречь их, нашу землю и природу, потому что мы живем здесь и это - наша Родина.

Пока мы тушим пожары, другие люди безучастно работают на огородах или занимаются домашними делами, устраивая свой личный комфорт. И никто из них не подошел к нам с Людой, никто не предложил помощь, не поинтересовался, как мы справляемся со стихией. Не в этом ли равнодушии большинства людей кроется активность и безобразие поджигателей плавней и лугов, разного рода подонков?!

Сильный ветер разжигал плавни и 28 августа. И еще два раза приезжали пожарные, и снова мы все вступали в бой со стихией. В тот день произошли новые возгорания плавней у реки Мерефы, в местах, граничащих с Оболоной, а также на другой стороне железнодорожной насыпи, в непосредственной близости от русла реки Мжа. И только хлынувший внезапно сильный ливень, как Божья помощь нам, полностью затушил очаги пожара. Когда же это все-таки закончится? Будет ли этому ужасу когда-то положен конец?!

Это зависит от вас, "достойные граждане" города Мерефы!

Николай Ручкин,
биолог, краевед,
член экологической группы "Печенеги",
сотрудник Музея природы Харьковского национального университета им. В.Н. Каразина.
*
____________________
КОНТАКТЫ:
Экологическая группа "Печенеги": Николай Ручкин, тел. (096)-692-11-56.

Подготовлено ЭкГ "Печенеги", членом Международного Социально-экологического Союза.
При использовании материалов бюллетеня просьбы ссылаться на источник.

v:6191

Теги

Вход в систему

__________track masteringtrack mastering

_______Яндекс.Метрика